ТАЛАНТ ИЗ ПОКОЛЕНИЯ ПОБЕДИТЕЛЕЙ | Печать |

Все дальше во времени от нас Великая Отечественная война, все меньше очевидцев могут о ней рассказать потомкам...

В 2004 году лауреатом Международной премии «Филантроп» за выдающиеся достижения в культуре и искусстве стал художник-фронтовик Борис Энский. Сегодня его уже нет в живых, но живет его потрясающая графика и людская память о нем.

А значит и он сам остается с нами….

Я рассматриваю его зарисовки: женские лица — их Борис Ильич увидел в метро. Зарисовки сделаны по памяти, очень профессионально. На листе дата — март 2001 года и подпись — Б. Энский. Автору, у которого столь тверда рука, было в ту пору 78 лет!

…Борис Ильич Энский вырос без отца, унаследовав его фамилию Носков-Энский. «Мой истощенный организм не мог выдержать «двойного груза», и, как-то само собой первая половина фамилии вскоре отпала, — не без горькой усмешки писал некогда Борис Ильич в своей автобиографии. — Так начиналось мое тяжелое детство, перешедшее затем в такую же юность…»

Учебу в десятилетке он сочетал с занятиями в художественной студии ВЦСПС.

А потом началась война. Семья была эвакуирована. 18-летний юноша остался один, мечтал попасть на фронт. А пока работал по 12 часов в сутки за токарным станком.

«16 октября 1941 года кончилась моя работа. Я, приписав себе недостающий год, вскоре оказался в гуще сражения за Москву (36-я курсантская бригада в составе армии Рокоссовского). Там начался мой боевой путь, который я, в буквальном смысле, прошел — в пехоте от Москвы до Кенигсберга, ни разу не «подъехав».

Борис Энский закончил войну под Прагой. Свое последнее, четвертое, ранение он получил, делая на передовой зарисовки: в конце войны он был уже армейским художником. Рисунки с авторского клише печатала полевая типография, они распространялись по фронтам и отправлялись в тыл.

Энский не только рисовал, но и сочинял и исполнял песни, участвуя во фронтовых концертах.

«У меня, — писал он, — сохранилась программа одного из многих моих концертов на передовой, куда мы пробирались на грузовике с мощной радиоустановкой. На баяне играл Алексей Жданов, солдат при политотделе. Я пел. Огромный участок передовой замирал — слушали наши воины, слушали и немцы.

Но все резко менялось, когда к нам подключался переводчик 173-й дивизии капитан Сергей Петрович Гребенщиков, и начиналась работа «по моральному разложению» противника. Тогда вся мощь огня обрушивалась на нас…»

Энский получил несколько ранений, обморожений и контузий, сделавших его инвалидом войны 2 группы. Был награжден несколькими орденами и медалями, и «рано приобретенной в юности мудростью бывалого воина»...

Потом были полгода тяжелой работы на селе в качестве уполномоченного по проведению первых послевоенных выборов в Верховный Совет СССР, по укреплению власти на селе и борьбе с бандитизмом, которые, по признанию Энского, «обогатили боевым опытом больше, чем все годы войны, и столько же отняли сил и здоровья». Только в мае 1946 года ему довелось вернуться в Москву и поступить в художественный институт.

Учеба перешла в многолетнюю работу в Живописно-выставочном производственном комбинате (ЖВПК). В начале 50-х Борис Энский организовывал Всесоюзную выставку художников-моряков в парке Горького и затем демонстрировал ее на базах военно-морского флота, проводя экскурсии, беседы и консультации.

Борису Ильичу довелось делать копии знаменитых русских художников в Третьяковской галерее. Как художник-живописец, он выполнял многие правительственные заказы — писал портреты Героев Социалистического труда, полководцев, композиторов, писателей, ученых.

Эта работа предполагала личные встречи со многими известными людьми. В концертах, которые вел Энский в ЖВПК, участвовали Михаил Жаров, Рина Зеленая, Зиновий Гердт, Геля Великанова, Сергей Мартинсон, Алла Соленкова и многие другие знаменитые артисты.

Встречи со многими талантливыми людьми породили у него потребность расширить свой творческий диапазон, и в 1958–1963 годах Борис Энский, несмотря на покалеченные на войне руки, занимался на композиторском семинаре при Союзе Композиторов СССР в классах Н.Н. Каретникова, Г.С. Брука, Е.И. Яхниной.

Среди работ художника, выполненных им в 90-х годах, можно видеть портреты Булата Окуджавы, Евгения Мравинского, Александра Солженицина, Иосифа Бродского…

Еще одна страница в трудовой биографии Б.И. Энского –сотрудничество в журналах «Крокодил» и «Здоровье». А с 1967 года более 25 лет художник, по его словам, «работал на медицину, как на науку» — выполнял рисунки для анатомических атласов, учебников, плакатов, слайдов и т.д. Работать приходилось в разных условиях, но чаще всего — в моргах, где низкая температура провоцировала развитие его болезни.

На поприще медицины Энский был не только художником, но и стал консультантом ученого совета Министерства здравоохранения. Самой последней работой художника стала «Классификация психических заболеваний» — выполненные им рисунки 48 человеческих лиц с клиническими проявлениями той или иной психической болезни. До этого подобного труда в российской медицине не было…

«Пенсия! Возможность работать творчески, не думая о заработке, — пишет он в автобиографии. — С 3-х ночи до 9 утра — сон. Дневной свет — для живописи в свое удовольствие, сочинение музыки. А ночью, когда все замирает, и мысль работает четко — идут стихотворные процессы».

В последние годы жизни Борис Ильич Энский принимал участие в нескольких выставках Союза художников Москвы и России. На открытии выставок звучала его музыка. Он выступал с авторскими вечерами во многих учреждениях, госпиталях и школах, где раскрывал свой богатый духовный мир, свои увлечения живописью, графикой, стихами, музыкой. Его приглашали на выступления в Академию МВД, слушали в санатории «Слободка» Министерства Обороны. «Живу нелегко, но очень интересной жизнью, преодолевая болезни и прочие недуги нашего сложного времени» — писал он в своей автобиографии.

…Борис Ильич Энский, боец из поколения победителей, ушел от нас.

Но человек жив, пока жива память о нем…

Анна ПОСКАЧЕЙ