КУДА НАС ПРИВЕЛА НИТЬ АРИАДНЫ | Печать |

Признаюсь, когда мы в нашей больнице решили ставить спектакль для участия в четвертом московском Фестивале творчества людей с особенностями психического развития «Нить Ариадны» (см. об этом № 9-10 «РИ», стр.28 — прим. ред.), я была настроена скептически. В голову назойливо лезла реплика великого Евгения Евстигнеева, некогда сыгравшего режиссера народного театра: «Не пора ли нам, друзья, замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира»?

Мы замахнулись.

Правда, не на Шекспира — на Бориса Заходера. Решение ставить спектакль по его сказке «Серая Звездочка» пришло само собой. Кто, если не наши юные пациенты, как и главная героиня сказки, — отличающиеся от других, отвергаемые не только обществом, но, подчас, даже родителями, — кто еще сможет передать на сцене всю грусть и боль этой сказки?

Наши дети передали. И не только свою боль. Но и то, что глаза у них, как у Серой Звездочки — лучистые, душа — золотая, а талантов — и на Шекспира хватит и еще самим останется!

ШУМ НА СЦЕНЕ, ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА И ПРОЧИЕ НЕОЖИДАННОСТИ

Рождение спектакля осложнялось тем, что наша Центральная клиническая психиатрическая больница — областная, и все пациенты живут в разных городах и поселках Московской области. Поэтому мы выбрали девочку, которая лежала у нас в стационаре и чья семья живет в городе Озеры. Помимо девочки Влады, в семье под опекой мамы Любови Сергеевны Садовниковой — еще семеро детишек. Почти все дети не очень здоровы, но все рискнули испробовать себя в актерском амплуа.

Надо отдать должное маме и взрослой ее дочери — Свете Токаревой. Они не захотели обделить радостью актерства даже трехлетнего Елисея, который талантливо изображал цветок-колокольчик и на сцене мог с выражением и уверенно произнести: «Динь-динь». Не захотели обделить Ваню, у которого трудности с коммуникативными навыками и который, накрепко замолкает и замыкается в себе, попадая в среду незнакомых людей.

Режиссером этого действа сама себя назначила взрослая дочь Света. Меня — клинического психолога, и нашего логопеда Галину Борисовну она неумолимо приравняла к продюсерам, хотя мы претендовали на более почетный статус членов художественного совета больничного театра.

Первая репетиция у нас в больнице, не буду скрывать, ошеломила. «Серая Звездочка» весь спектакль простояла на сцене, не шелохнувшись. Ваня, призванный изображать цветок в саду, тут же исчез с импровизированной сцены и стал вдали от нас что-то увлеченно строить из конструктора.

Когда подошла Ванина очередь молвить слово, все участники спектакля бросились за ретировавшимся актером и хором стали его упрашивать произнести хоть что-то. Ваня вдумчиво молчал, упорно соображал и, наконец, горестно заплакал.

Красавица Роза — Царица Сада — стояла со скучающим лицом, а когда настало ее время прогнать мальчишку, обидевшего Серую Звездочку, она, не осмелившись изобразить гнев, чему-то засмеялась.

Мы с Галиной Борисовной окончательно пали духом, когда в финале спектакля все начали водить хоровод под бравурную песенку «Чижик-Пыжик, где ты был»! А мне-то хотелось слышать в конце спектакля нечто классическое, к примеру, «Вальс цветов» Чайковского»!

Но все наши несмелые попытки внести какие-то изменения в спектакль — ну, хотя бы заменить грустную Серую Звездочку более бойкой Соней-Сорокой, — режиссер Света решительно отвергала…

Когда актеры уехали, мы с Галиной Борисовной тяжело опустились на стулья и подавленно замолчали.

— Что будем делать? — читали мы в глазах друг друга.

Вначале мы решили срочно ставить подстраховочный кукольный спектакль с девочками, которые лечились в отделении. Ведь до выступления оставалось десять дней!

Но тут же возникло предвидение: грядут новые трудности. А где найти художника, который нарисует декорации? А успеют ли наши девчонки выучить роли?

Грустные, мы разошлись по домам.

На следующий день я получила от режиссера Светы сообщение. Она была явно обижена нашей едва-едва обозначенной критикой и сурово спрашивала: «Что от моих актеров требуется еще?».

И тут я подумала, что, наверное, мы с логопедом не правы. Фестиваль «Нить Ариадны» ведь не конкурс «Золотая маска», а скорее, демонстрация милосердия, сеанс арт-терапии, создание возможности для детей с ограничениями по здоровью почувствовать себя нужными, способными своими руками сотворить праздник — для себя и для зрителей!

— Все было замечательно! — просигналила я в ответ Свете. — Продолжайте репетировать!

Так много солнца в холодной Москве!

К 24 ноября — дню выступления наших актеров на фестивале — меня охватила апатия: ну, будь, что будет! К Центру эстетического воспитания детей и юношества «Мусейон», где в этот день демонстрировала результат своего творчества еще и московская театральная студия «Нараспашку», мы все добирались порознь, самостоятельно. Первыми на миг торжества прибыла наша актерская труппа. Потом подъехала Галина Борисовна, главный врач нашей больницы Александр Валентинович Белов и я.

Пробирались мы к «Мусейону» какими-то запутанными, как в тайге, тропами, минуя измученные ремонтом территории, плутая в немыслимых лабиринтах переулков, слушая раздраженные вопли застрявших в пробке машин и не менее свирепую ругань ремонтных рабочих.

Куда-куда ведет нас Нить Ариадны?

Но стоило нам переступить порог эстетического Центра…

Ах, какое сладостное чувство от «силы искусства» и его служителей! Свет не режет глаз, на стенах выставлены работы не только детей, которые занимаются в «Мусейоне», но и пациентов ГБУЗ «НПЦ ПЗДП им. Г.Е. Сухаревой ДЗМ».

«Своих» детей мы увидели сразу. Малыш-Елисей отчаянно боролся с надувным цветком на сцене, невзирая на сердитые просьбы Светы-режиссера оставить декорации в покое. Девочки ощипывали-оглядывали себя в красочных костюмчиках. И даже Ваня не дал тут же стрекача, а позволил нам сфотографировать себя в образе цветочка Иван-да-Марья!

Но вот подтянулись зрители, зал погрузился в темноту. И заиграл-таки «Вальс цветов» Чайковского!

— Ну, так вот, — начала Света-режиссер, принявшая сценический образ Мамы-Ежихи. — Сказка эта называется «Серая Звездочка», но по названию тебе, Ежонок, ни за что не догадаться, про кого эта сказка. Поэтому слушай внимательно и не перебивай. Все вопросы потом.

— А разве бывают серые звездочки? — тем не менее, пристал к маме Ежонок — девочка Влада.

— Если ты меня еще раз перебьешь, не буду рассказывать, — возразил суровый Ежик. Но, заметив, что сынишка собрался заплакать, смягчился: — Вообще-то Серых Звездочек не бывает, хотя, по-моему, это странно, ведь серый цвет — самый красивый! Но одна Серая Звездочка была...

…Спектакль начался!

В какой-то момент меня накрыло ощущение безграничного, ничем не замутненного счастья! Пусть несовершенны костюмы. Пусть актеры забывают слова. Пусть! Но главное было не в этом. В чем — до сих пор не пойму…

Юным соратникам Светы-режиссера аплодировали. От души и громко! Но Свете, видимо, этого было мало, и она решила окончательно поразить зрителей. Маленькая, хрупкая, но такая сильная, она вернулась на сцену. И загремели слова стихотворения Мусы Джалиля «Варварство»:

Они с детьми погнали матерей

И яму рыть заставили, а сами

Они стояли, кучка дикарей,

И хриплыми смеялись голосами.

У края бездны выстроили в ряд

Бессильных женщин, худеньких ребят.

Пришел хмельной майор

и медными глазами

Окинул обреченных... Мутный дождь

Гудел в листве соседних рощ

И на полях, одетых мглою,

И тучи опустились над землею,

Друг друга с бешенством гоня...

Нет, этого я не забуду дня,

Я не забуду никогда, вовеки!

Я не видела, как читала Света, я была за кулисами, раздавала подарки нашим актерам. Услышала лишь гром аплодисментов. И еще вопрос нашего главного врача А.В. Белова: «Кто эта девочка»?

Поняла: Света поставила в нашем спектакле достойную точку. И то же — в моей душе, способной повторять теперь строки Джалиля: «Нет, этого я не забуду дня, я не забуду никогда, вовеки!»

ЦЕЛИТЕЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ К МОРКОВИ ИЛИ ПРОДОЛЖЕНИЕ СЧАСТЬЯ

Не успели наши детишки переодеться, как в раздевалку хлынули их ровесники — актеры из театральной студии «Нараспашку», которой руководит Ольга Владимировна Борисова, она же главный редактор газеты «Нить Ариадны». Их было так много, что я предложила Ольге остаться и в чем-то помочь. А на самом деле — продлить в себе ощущение счастья.

Мальчишки бубнили что-то. Пухлый Саша выражал недовольство, что всем дали халаты на кнопках, а ему — всего лишь на пуговицах. Но от моего деятельного сочувствия наотрез отказался.

Девчонки профессионально-кокетливо позировали перед фотоаппаратом.

Сама же Оля Борисова почти в отчаянии металась от раздевалки к руководителю хора Ольге Поляковой и обратно. Еще бы! Их театральная студия замахнулась на оперу «Пиф-паф, ой-ой-ой»! Помните, в 1980-х годах вышел такой мультфильм режиссера Гарри Бардина с замечательной музыкой Максима Дунаевского? Пародия на театральные штампы, положенная на сюжет знаменитого шуточного стихотворения «Раз, два, три, четыре, пять! Вышел зайчик погулять»!

Сложность постановки состояла в том, что в спектакле участвовали и хористы, и актеры. Но надо отдать должное всем участникам — они работали на одной волне!

Хор грянул! На «раз-два-три-четыре-пять» на сцену вышел главный герой — Саша-Заяц. Он так исступленно, по-заячьи профессионально жестикулировал лапками, так романтично падал на колени перед любимой Морковью, а под конец, сраженный пулей охотника, талантливо свалился замертво! Да, глядя на игру этих маленьких артистов, трудно было поверить, что среди них есть дети с инвалидностью.

А на сцене участники спектакля бурно праздновали воскрешение Зайца.

И зал уже бушевал: «Браво! Браво»!

…Мы вышли в ноябрьскую темноту, в зябкость. Впереди шагал мальчишка, только что достоверно, с несомненным знанием жизненного материала, сыгравший санитара. Вдруг он обернулся:

— Вам, правда, понравилось?

— Правда!

Давно я не была так с мальчишками искренна.

ПОСЛЕВКУСИЕ

Когда еще шла подготовка к фестивалю, я обратилась за помощью к журналистке одной популярной, некогда — не по названию, а по смыслу — комсомольской газеты. В пору нашего знакомства она была молодая, «тонкая и звонкая» — я имею в виду, душою. Тогда она, если у редакции случалась надобность, обращалась ко мне, детскому психологу, за небольшими комментариями их заметок. Потом наше сотрудничество как-то заглохло. А сейчас уже мне понадобилась ее помощь, точнее, помощь газеты, где она трудится, и, не буду скрывать, помощь спонсорская, как органа печати, который поддержал бы наш первый опыт.

То, что я от нее услышало, ошеломило меня. Ее ответ звучал примерно так: «О таких событиях мы стараемся не писать. Политика газеты — публиковать материалы о том, как не попасть в «дурку», а вовсе не живописать тех, кто в «дурке» уже находится». И авторитетно добавила: «Тем более, вы сами знаете, как негативно НАШИ ЛЮДИ относятся к психически больным».

Бедная девушка! Интересно, по себе меряет?

Как она оскудела душой, да и мыслями тоже!

Мне стало ее искренне жаль…

Но горечь от этого разговора растворилась во встречах с огромным количеством «наших людей», которые посвятили свою жизнь работе с людьми особенными — порой тяжелыми в общении, требующими терпения и огромного запаса доброты.

Прежде всего, хочу в числе этих, «наших людей», выразить глубокую признательность Аркадию Липовичу Шмиловичу, заведующему медико-реабилитационным отделением психиатрической больницы № 1 им. Н.А. Алексеева, президенту региональной московской общественной организации «Клуб психиатров», лауреату премии города Москвы и просто необыкновенному человеку. Вот уже четвертый год только благодаря его трудам действует фестиваль «Нить Ариадны».

За словом «фестиваль» — люди. Из Ярославля, Минска, Польши, Москвы, Калининграда, Нидерландов, Санкт-Петербурга, Калязина. Всех надо не только «накормить и обогреть», но среди житейской суеты найти время и развлечь гостей. А это — деньги, деньги, деньги.

Да, у фестиваля есть спонсоры. Спасибо им. И без них вряд ли бы что-то состоялось.

Все время на одном энтузиазме работали сотрудники ГБУЗ «НПЦ ПЗДП им. Г.Е. Сухаревой ДЗМ» — воспитатели, психологи. Хочу отдельно поклониться Алексею Николаевичу Гришаеву, воспитателю из этого ГБУЗ (господи, прости безжалостно исковерканный аббревиатурами русский язык!). Гришаева, ответственного за «Мусейон», я замучила звонками и просьбами: то нам были нужны микрофоны, то оказалось, что не хватает декораций для спектакля. Закончилось все тем, что Алексей Николаевич привез все, что нам нужно, из своей больницы!

Спасибо Ольге Борисовой — главному редактору газеты «Нить Ариадны». За то, что читая присланные стихи и статьи душевнобольных авторов, видит, прежде всего, не их стилистические огрехи, а то, что прячется, порой, за их неловкими словами. За то, что помимо журналистской деятельности успевает — нет, не только руководить, но и любить — детей в своей театральной студии «Нараспашку».

Спасибо и.о. главного врача нашей больницы — Александру Валентиновичу Белову и его заместителю Светлане Анатольевне Поповой за саму идею принять нам участие в фестивале и огромную поддержку!

И особая благодарность логопеду 6-го детского отделения Галине Борисовне Мельник — не только за помощь, но и за сопереживание.

Фестиваль закончился. Но счастливое «послевкусие» осталось!

Елена ОКУЛОВА,
детский психолог, г. Москва