Начало Статьи 11-12_2017 НА ВСЮ ОСТАВШУЮСЯ ЖИЗНЬ — ЖИЗНЬ!
НА ВСЮ ОСТАВШУЮСЯ ЖИЗНЬ — ЖИЗНЬ! | Печать |

Минувшим октябрем в ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная новой стратегии поддержки паллиативной помощи в России. Так стартовал благотворительный проект фонда «Вера» и его коммуникационная стратегия «ЖИЗНЬ на всю оставшуюся жизнь», направленная на объединение различных компаний и людей для помощи пациентам хосписов.

Минувшим октябрем в ТАСС состоялась пресс-конференция, посвященная новой стратегии поддержки паллиативной помощи в России. Так стартовал благотворительный проект фонда «Вера» и его коммуникационная стратегия «ЖИЗНЬ на всю оставшуюся жизнь», направленная на объединение различных компаний и людей для помощи пациентам хосписов.

Фонд «Вера» был создан в ноябре 2006 года. Это единственая в России некоммерческая организация, которая занимается системной поддержкой хосписов и их пациентов. В ее попечительский совет входят известные артисты, писатели, журналисты, музыканты и врачи.

14 октября 2017 года, во Всемирный день паллиативной и хосписной помощи, Фонд «Вера» запустил новую благотворительную акцию «ЖИЗНЬ на всю оставшуюся жизнь». Акция призвана объединить различные компании и людей для помощи пациентам хосписов — взрослым и детям, столкнувшимся с неизлечимой болезнью.


По данным Минздрава России, на первое полугодие 2017 года в стране функционирует 20 хосписов, 350 отделений паллиативной помощи, 586 кабинетов, 240 выездных патронажных служб.

Помощь оказывается на 9871 койке паллиативного профиля для взрослых и 500 койках для детей. За первые полгода на этих койках было пролечено 81 718 пациентов.

В России работают 600 отделений и 13 000 коек сестринского ухода, на которых получили помощь 86 000 больных.

В Москве 80 кабинетов паллиативной помощи, 30 отделений, 5 выездных патронажных служб, из них 3 взрослых. Коек паллиативного профиля для взрослых в столице 885, из них 400 — в Центре паллиативной помощи и хосписах. Получили помощь 6300 пациентов.

 

Кто нуждается в помощи

Паллиативная помощь — подход, позволяющий улучшить качество жизни пациентов. Это временное решение, полумера, закрывающая как «плащ» саму проблему, ведь принцип паллиативной помощи — защита от тягостных проявлений болезни, но не лечение самой болезни.

Паллиати́вную помощь оказывают в хосписах — медико-социальных учреждениях для неизлечимых больных, преимущественно онкологических, на последней стадии заболевания.

В паллиативной помощи в России нуждается более 1 милллиона 300 тысяч человек. Но по данным за 2017 год получают эту помощь только 190 тысяч. В обезболивании нуждаются 800 тысяч человек, а получают ее — менее 50 тысяч. Но и это огромный шаг вперед: еще три года назад доступность помощи была намного ниже.

Развивать помощь неизлечимо больным людям в конце их жизни можно только при условии взаимодействия и сотрудничества государства, медицинских специалистов и общества — НКО, благотворителей и волонтеров. С этим согласились участники пресс-конференции, посвященной запуску проекта.

Об изменениях на государственном уровне, необходимых в сфере паллиативной помощи, о проблеме доступности обезболивающих препаратов, отношении общества к хосписам, помощи благотворителей, о том, как правильно помочь неизлечимо больным людям, рассказали учредитель фонда помощи хосписам «Вера» — руководитель Центра паллиативной медицины г. Москвы Анна Федермессер, президент фонда «Вера» Юлия Матвеева, главный внештатный специалист по паллиативной помощи Минздрава РФ Диана Невзорова, актриса, сопредседатель попечительского совета фонда «Вера» Татьяна Друбич и главный внештатный специалист по паллиативной помощи Департамента здравоохранения г. Москвы, главный врач Центра паллиативной помощи Татьяна Кравченко.

Выступающие говорили о том, что паллиативная помощь улучшает качество жизни пациентов и их семей, которые сталкиваются с болезнью, представляющей угрозу для жизни, путем облегчения боли и симптомов, оказания духовной и психосоциальной поддержки с момента диагностирования и до конца жизни или потери близкого человека. И вопреки распространенным представлениям, помощь нужна не только пациентам с онкологией в терминальной стадии, но и пациентам с другими неизлечимыми заболеваниями в конце жизни.

 

Проблемы и решения

Диана Невзорова в своем выступлении отметила, что среди проблем паллиативной помощи по-прежнему — нехватка обученных специалистов, обезболивающих препаратов.

«Медицинским работникам, — утверждает она, — негде получить специальное образование, особенно в регионах. Сейчас в России 12 тысяч паллиативных коек, еще несколько лет назад их было две или три тысячи. Появляются новые неинвазивные формы обезболивающих препаратов. Сначала медики боялись обезболивать, потом не знали, как это делать.

Сейчас остались прежние проблемы, пусть и в меньшей степени. Но к ним добавился еще и тот факт, что у субъектов нет таких ресурсов, как у Москвы. Например, новых форм обезболивающих в некоторых субъектах просто нет, потому что их не заказывают. И врачи там настоящие герои — умудряются лечить тем, что есть».

Татьяна Кравченко объяснила, что «после реорганизации системы паллиативной помощи в Москве и объединения всех московских хосписов и Центра паллиативной помощи, мы можем помогать не только пациентам с онкологией. В Центре оказывается помощь больным с тяжелыми формами разнообразных соматических патологий: неврологических, пульмонологических, сердечно-сосудистых. Это очень важно, ведь в отличие от онкологических пациентов эти люди не могли попасть в хосписы и находились дома, где родственники не были обучены уходу».

В паллиативной помощи очень важен индивидуальный подход и комплексная помощь всей семье, подчеркнула Татьяна Кравченко: «Мы всегда подробно выясняем историю болезни и ситуацию в семье, и стараемся помочь с решением социальных проблем. Если человеку удобнее быть дома, то и помогать ему и его семье нужно дома. Значит, нам надо научить его семью уходу и дать для этого все необходимое, рассказать, как правильно купать и кормить больного. Это кажется мелочами, но именно из мелочей складывается тот самый индивидуальный подход, без которого паллиативной помощи быть не может».

Осуществить такой подход невозможно без постоянного взаимодействия государства, общества и врачей, сказала Анна Федермессер:

«С законодательством тоже очень сложно: нет понятия медико-социальной помощи. Есть медицинская и есть социальная. Как соединить эти аспекты вокруг одного человека, чтобы получать финансирование по одному каналу? Деньги разные, медицинская помощь — за одни деньги, социальная — за другие. Духовная помощь — бесплатно. Как это соединить? Мы хотим ввести понятие медико-социальной помощи.

Чтобы что-то сделать на федеральном уровне, можно сделать это в одном субъекте, показать другим регионам, что это работает и распространить. Москва приняла регламент взаимодействия между Департаментом социальной защиты и Департаментом здравоохранения. Почему это произошло? Мы получили данные о том, кто находится в домах престарелых, ПНИ, отделениях милосердия: какая там смертность, какие диагнозы. Оказалось — там те же люди, что лежат в отделениях паллиативной помощи, только они одиноки, у них нет родных, и они не получают паллиативную помощь.

Поэтому регионам тоже необязательно ждать федеральных решений, можно пробовать делать что-то на своем уровне. В помощи, когда нельзя вылечить, участвует целая команда людей. Стандартная медицина и паллиативная помощь работают совсем по-разному. Это видно уже по утренним планеркам, которые мы называем конференциями. В стандартной медицине — руководство, врачи, отчитались — и все. В паллиативной помощи — все иначе. На конференциях присутствуют все: обязательно медсестры, координаторы, волонтеры, социальные работники, медицинский психолог. Потому что мы понимаем: мы не можем вылечить, но можем помочь. И только вместе с благотворителями. Индивидуального подхода только порядками и приказами не достичь».

Алена Долецкая, журналист, посланник фонда «Вера», в своем эмоциональном выступлении сказала:

«Мне хочется, чтобы мы все поняли: да, помогает государство, да, помогают частные лица и организации, но все начинается с каждого отдельного человека. Я столкнулась с большим несчастьем в собственной семье. В хосписе оказался мой очень близкий родственник. И, поскольку я каждый день проводила там, я увидела этот феноменальный уровень ухода. Он не просто и не только профессионален, там есть какая-то совершенно удивительная «добавленная стоимость», если хотите. Я видела все: как мыли пациента, как его возили, как его кормили, как обсуждали инъекции. Тот уровень, которого достиг фонд «Вера» за десятилетие — феноменален!»

«Благотворительный фонд «Вера», — добавила Анна Федермессер, — добился того, что ни у кого больше не возникает сомнений: помочь можно, даже если нельзя вылечить. Теперь пришло время двигаться дальше. мы хотим научить людей верить, что в хосписах есть жизнь — жизнь такой концентрации, которая бывает только у тех, кто знает, что времени у него осталось немного»,

«Раньше, разговаривая с коллегами из фонда, — считает актриса Татьяна Друбич, — я все время зудела: говорила, что вот у Ренаты Литвиновой, в фильме у которой я снималась, показана смерть красивая, в желтом платье, с шампанским — почему мы не можем сделать что-то в таком же «легком стиле»? И благодаря Саше Семину и его команде, мы смогли совершить переворот в своем сознании. Потому что они придумали гениальные слова: «ЖИЗНЬ на всю оставшуюся жизнь». И я вдруг поняла, что это формулировка нормы, с которой можно жить и работать».

Говорит президент фонда «Вера» Юлия Матвеева:

«ЖИЗНЬ на всю оставшуюся жизнь — это что-то, состоящее, казалось бы, из мелочей: аромата свежего пирога, возможности выйти во двор, посидеть и посмотреть на закат или встретить рассвет, посетить концерт. Людям обычным это кажется такой мелочью. Но человек, который попадает в хоспис, ограничен в возможностях выбора, для него эти мелочи важны. Когда вы помогаете фонду «Вера, вы помогаете создавать такие «мелочи» и маленькие, но очень важные моменты».

 

Что можно сделать

Каждый участник акции «ЖИЗНЬ на всю оставшуюся жизнь» может выбрать или придумать удобный для него способ участия и продвижения проекта. Это может быть процент от продаж в определенный период или специальный товар или услуга, которая будет продаваться в пользу фонда. Можно объявить сбор среди сотрудников на конкретную цель, предложить переводить в фонд штрафы за опоздание на работу или ежемесячные пожертвования всем коллективом.

Еще один вариант помощи — специальные акции, например, книга или скидка в подарок за пожертвование в фонд «Вера».

Помочь пациентам хосписов можно, организовав благотворительное мероприятие — аукцион, встречу с известным человеком, день рождения компании — или рассказав о фонде партнерам.

Инициатива приветствуется — достаточно придумать и предложить свой вариант участия, а сотрудники фонда помогут его реализовать. Присоединиться могут и обычные люди — например, устроить день рождения в пользу фонда.

К акции уже присоединились издательство «Азбука-Аттикус», сеть кафе «Жан-Жак», Cosmotheca, студия йоги Retunsky, сеть салонов «Цветы и мечты», сеть салонов красоты «Моя прекрасная леди», кафе «Меркато», топливная компания «ЕКА», музей МАММ, музей Гараж, музей ИРРИ, музей ММОМА, музей Л.Н Толстого, Политехнический музей, Государственная Третьяковская галерея, Музей-квартира Марины Цветаевой, Государственный литературный музей, Vivacello.

Благотворительная акция фонда «Вера» рассчитана на год — можно выбрать любой период участия, например, месяц или целый год. Общие итоги будут подведены в октябре 2018 года.

Подробности акции можно узнать на специальной странице: life.fond-vera.ru

Светлана ДРАЖНИКОВА