Начало Статьи 12_2016 Поэт Николай ЧИГАРЕНЦЕВ
Поэт Николай ЧИГАРЕНЦЕВ | Печать |

Н.В. Чигаренцев родился в Москве. С отличием окончил исторический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Работал переводчиком в ЦНИИ ПСК. С 1987 года — инициатор и участник создания различных общественных и благотворительных организаций.

Историк, переводчик, поэт, общественный деятель. 23 года — первый и бессменный председатель МГО ВОИ, член Общественной палаты Правительства Москвы, советник мэра Москвы. Ветеран труда, награжден медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством».

С большим сожалением, что не публиковали его стихи раньше, при жизни, знакомим читателей с творчеством поэта Николая ЧИГАРЕНЦЕВА.

 

Мой дух, поднимаясь в заоблачной мгле,

Когтями сжимая кровавую выю,

Молитву затягивает обо мне,

Свершает последнюю литургию.

Могучие взмахи безудержных крыл

Свершают последнюю песню ухода.

Полет предназначенный медленно скрыл

Последнее облако здешнего свода.

И вот разворачивается пустота

Во всем завораживающем великолепье,

В ней замораживающе разлита

Мелодия горестной песни забвенья.

Нестройные волны невидимых слез

Колеблются мощно и дивно,

Мерцание давних и сладостных грез

Растаяло, стало безвидно.

Достигнув предела предвечных начал,

Мой дух опускает усталые крылья.

Бескрайний, пустынный, печальный причал

Окутан межзвездною пылью.

Но радостно дышит священный покров

И медленно тают страданья.

Играет душа на коленях богов

Камешками мирозданья.

 

«В редакцию «МН» обратилась с письмом пенсионерка, чей сын погиб в Чечне. Женщина-инвалид просит помочь ей умереть, так как уже несколько месяцев ей не платят пенсию, ей не на что купить еды и лекарств, а покончить жизнь самоубийством она не может — грех». («Московские новости», февраль 1996 года.)

 

Помоги мне, родимый сыночек

Помоги поскорей умереть.

Ведь меня твои мертвые очи

Уж не могут сквозь землю согреть…

Пятый месяц не выдали пенсию,

За квартиру мне нечем платить,

И из ЖЭКа горластые женщины

Все грозятся тепло отключить.

 

Что за время настало проклятое!

Без вины убивают детей,

Покатился весь мир на попятную —

Люди хуже жестоких зверей.

Я — больная, я старая, нищая,

Хоть мне только полсотни годков.

Я тебя в одиночестве вынянчила

И учила всегда: «Будь готов!»

 

Будь готов защитить нашу Родину —

Значит, маму свою защитить,

И считай благороднейшим подвигом

Кровь свою за нас с нею пролить.

Вот и пролил ее — всю, до капельки —

На гражданской с несчастной Чечней.

Ну а Родина наша изгажена

Гнусной, подлой, корыстной возней.

Растащили заводы и фабрики

Прихватили добро по себе,

Все — в карманы свои да по банкам,

Да в далекой отсюда стране.

 

Ну, а нам — каравашки да памперсы,

Да бесовский по телеку визг.

Кто же хитрый, жестокий, бессовестный

Новый дом нам безбожно воздвиг?

Наша жизнь вся кругом нездоровая –

Правит нами больной президент,

И молчит наш народ обворованный:

Наступает, знать, крайний момент.

Не хочу я ходить по помойкам —

Я достойно трудилась жизнь всю.

Нет еды — я налью кипяточку

И слезами его подслащу.

Помоги мне, родимый сыночек,

Помоги в этот лютый февраль

Эту мерзкую жизнь без отчаянья,

С облегчением оборвать.

23.02.1996 г.

 

ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ

Зима. Замерзают помойки.

Уволились снайперы с крыш.

Как после вселенской попойки

По городу — гадость и тишь.

Над городом — Божья порука…

Иль дьявола древний оскал?!

Вон с медным, всем памятным звуком

Какой-то чудак поскакал.

За ним — хвост свирепой охраны,

Жандармы да КаГеБе.

От пролитых подвигов пьяны

И духом окрепши в борьбе.

Победа торчит в ресторанах

И трахает юных лялей.

Разгром уползает в канавы,

Неся горсть отбитых чудей.

Раскроем расстрельные книги,

Почистим наш темный народ –

Свободы, законов вериги

Покедова он не снесет.

Покедова он не обучен,

Покедова он не готов…

Чернеют парламентов кучи,

Набит миротворцами ров.

 

В НАДЕЖДЕ СЛАВЫ И ДОБРА…

Походкой лиговской шпаны

Восходит к царственному трону

Надежда кинутых мильонов,

Дитя ни мира, ни войны.

Вокруг него — чиновный сброд,

Кривая тень с отвисшим пузом,

Князей и ханов строй кургузый

И вновь — в безмолвии народ.

Красна кремлевская стена!

Вперед смотрю с живой боязнью:

Страна, умывшаяся грязью

И кровью, — серым отдана.

Заплатит горестную мзду

Иль копит праведную силу?

Какую матушке-России

Готовит новую узду?

Она опять переживет,

Перезимует, перебродит.

И, как весной посевы всходят,

Она безудержно взойдет…