Начало Статьи 11_2016 КАК СКАЗКА МОЖЕТ ОБЕРНУТЬСЯ… БАСНЕЙ
КАК СКАЗКА МОЖЕТ ОБЕРНУТЬСЯ… БАСНЕЙ | Печать |

Сказать, что я в Крым ежегодно езжу лечиться?..

Это, как выражались раньше в Одессе, «чтобы да, так нет!».

Во-первых, сколько можно лечиться и чего можно ожидать от лечения, длящегося почти полвека? В Саках один колясочник из Дагестана спросил меня: сколько лет сижу. Я честно назвал число: 45.

— Ну, и что? Все никак?

— А сам? — уклонившись от ответа, спросил я.

— Только тридцать.

Из этого я понял, что он, терпеливый, все еще ждет.

Во-вторых, Крым — мое родное гнездо. Здесь с детства родные Петровские скалы, Красные пещеры, Чатырдаг, родное Черное море. Родные могилы.

В-третьих, больше всего я люблю плавать. В воде я не только совсем здоровый, но и молодой! Так случилось, что четыре года, — то одно, то другое — мне не удавалось поплавать в море, и меня это очень тяготило.

И вот, наконец, сбылось!

Ребята, уже побывавшие на море, довольно сбивчиво излагали мне «новости сезона», и поскольку пока кроме радостного удивления я ничего не испытал, то попросил более компетентного человека — Юрия Красильникова, в тот день оказавшегося за рулем пляжного автобуса, рассказать суть происходящего.

Так вот в чем эта суть: самарский предприниматель Вадим Дмитриевич Яковлев задумал хоть чем-то помочь инвалидам-колясочникам. Он, бывший офицер погранвойск, служил в Севастополе и на службе потерял руку. Яковлев руководит несколькими компаниями по части логистики — по простому, грузовых перевозок.

До этого в Саках успешно работала туристическая организация ИнваТурСервис-Крым, которую организовала энергичная, красивая женщина, сама колясочница — Татьяна Милякова. Она безвозмездно поделилась с Вадимом Яковлевым своими идеями и разработками по развитию доступного для инвалидов туризма.

Но обойтись без администрации города было никак нельзя. Так возник некий триумвират: Идеи плюс Деньги плюс Административный контроль.

Для начала Вадим Яковлев продемонстрировал свои возможности и вложил полмиллиона в постройку крутого (говоря на нынешнем арго), а на самом деле в соответствии со всеми стандартами пологого пандуса у входа в здание почтамта. (До той поры инвалиды, ожидавшие подобно собачонкам под лестницей почтамта, довольствовались вечно заедающей кнопкой вызова вечно недовольного сотрудника).

Затем у Яковлева дошла очередь до туризма и пляжа. В Саках появились автобус «ПАЗ» и три «минивена» с подъемниками. «Форды» и «мерседес» стали возить на экскурсии в Севастополь, Балаклаву и на Южный берег Крыма. А для морского купания был выбран стометровой ширины песчаный пляж в курортном поселке «Прибой». Там соорудили просторную деревянную «палубу» с дорожками, раздевалками и навесами. Не скажу с помпой, но, как водится, торжественно, в присутствии большого начальства, в мае пляж был открыт.

«ПАЗик», вмещающий до 15 колясок, делал за час — включая погрузку — рейс от санатория к пляжу и обратно, и в день до вечера успевал выполнить четыре таких ходки. На пляже, кроме двух оплачиваемых помощников, во время студенческих каникул постоянно трудились несколько ребят-волонтеров из самарских вузов. Основная их задача состояла в том, чтобы помочь инвалидам перебраться со своих колясок на лежаки или сразу в пластиковые коляски. На них желающих поплавать на глубине погружали в воду и извлекали обратно на сушу.

Жаль, неумеющим плавать оставалось барахтаться в полосе прибоя в спасательных жилетах.

Я позже прикинул: за сезон на море побывало не менее трех тысяч инвалидов — это только колясочников, да еще «ходячих» и сопровождающих — всего около 5000! И на экскурсиях — 500-600 человек!

Оборудование, то есть мягкие топчаны с солнцезащитными козырьками и, главное, французские коляски Тирало, поставила калининградская фирма Observer. Ее создал в 2010 г. Роман Аранин, который ранее получил травму шеи, упав с параплана. (Я писал об этих колясках и о самом «Обсервере» несколько лет назад как об участнике выставки реабилитационной техники в Москве).

В Саках в этом году обосновался дочерний офис этой фирмы. Здесь можно было не только проконсультироваться по поводу приобретения подходящей коляски, не только испробовать нужную модель или взять ее напрокат, но и заказать запчасти к своей коляске. Так мне помогли с экстренной доставкой из Калининграда коробки для «мозгов» моей электроколяски взамен треснувшей, а в мастерской моментально ее починили.

Чуть не забыл: по дороге на Ай-Петри в районе Голубинки предпринимателем Вадимом Дмитриевичем Яковлевым была приобретена земля для мобильного круглогодичного центра отдыха инвалидов в горах…

На все — про все, по словам Юрия Красильникова, Яковлевым было выложено около 17 миллионов.

Все бы ничего — шли даже разговоры о переезде головной фирмы «Обсервер» в Крым. Но к концу сезона, в середине сентября, разговоры сменились на грустные дела. Аренда помещений в дорогом городе Саки оказалась не по карману. Мастерскую закрыли, а офис стал готовиться к переезду в Симферополь. Еще хуже, что с одним «минивеном» пришлось расстаться, да и пляжный автобус выставить на продажу.

...Первого октября я приехал попрощаться с морем на пустынный пляж «Прибой». Докинуть монетку до разыгравшегося моря не получилось: дорожки, палубу и все оборудование с пляжа убрали.

Планы на будущий год выяснить мне не удалось, но поговаривали: то ли инвалидный пляж куда-то перенесут, то ли он вообще исчезнет.

Судя по всему, начатое хорошее дело для триумвирата «Идеи плюс Деньги плюс Административный контроль» оказалось не по силам. Пришлось мне обратиться за подсказкой к незабвенному баснописцу Крылову. Он-то все и растолковал.

Школьникам-троечникам напоминаю.

Однажды, рассказывал баснописец, трое неких персонажей «везти с поклажей воз взялись». Но, «когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет».

Кто из участников нашего триумвирата оказался Лебедем, кто Раком, а кто Щукой, «кто виноват из них, кто прав, судить не нам». Знаю только, что Таня Милякова, по-женски интуитивно почуяв недоброе, заранее решила добровольно выйти из «проекта».

Как намекнул мне тот же Иван Андреевич, в нашей истории бизнес, который специализируется на «перевозках поклаж» и потому вряд ли претендует на роль ретро­града-Рака, не сладил, как это водится в российской (а теперь и в крымской) действительности, с местным сакским «адмресурсом».

Неужели в будущем году ни мне, ни другим колясочникам поплавать в море не придется?

Жаль!

P.S. Вдруг, если Вадим Яковлев и в самом деле уйдет из сакского бизнес-проекта, то кто же, кроме него, способен залатать 40-метровый отрезок безобразно искореженной «ничейной земли» на улице Курортной? Пытаясь его преодолеть, там в течение нескольких лет ежедневно мучаются многие сотни колясочников — и санаторных, и местных!

Лев ИНДОЛЕВ