Начало Статьи 09-10_2019 ВО ПСКОВ — С ОПТИМИЗМОМ И ДРУЖБОЙ
ВО ПСКОВ — С ОПТИМИЗМОМ И ДРУЖБОЙ | Печать |

С 1 по 5 октября Местная районная организация «Ярославский» МГО ВОИ провела экскурсионное турне по Псковской области. Транспорт обеспечили МГО ВОИ и Правительство Москвы.

Мне довелось немало попутешествовать по стране, участвуя в проектах для инвалидов, проводимых различными организациями. Но то были социальные акции, спортивные мероприятия или туристические слеты с палатками, кострами и прочими «нецивилизованными» радостями. Просто же поехать куда-то, чтобы посмотреть новые места, мне еще не доводилось. Поэтому когда Катя Кузнецова предложила в составе группы местной организации МГО ВОИ Ярославского района отправиться в пятидневное экскурсионное турне по Псковской области, я благодарно согласилась.

И мне понравилось! Хочу поделиться некоторыми своими впечатлениями, чтобы…

Чтобы еще раз показать, что человеку с ограниченными возможностями здоровья экскурсионный туризм вполне доступен и даже полезен.

Печоры — самый западный, если не считать Калининградской области, город России. До границы с Эстонией рукой подать. Казалось бы, вот она — Европа! Но вокруг такие густые, если не сказать — дремучие — леса, прорезанные узкими, неосвещенными дорогами, что можно подумать, будто едешь по какой-нибудь российской глубинке.

Дороги, правда, были вполне гладкими. Да и горячая вода в кранах отеля «Печоры-парк» оказалась значительно горячее, чем в некоторых московских домах.

Двухэтажный — а в городе нет зданий выше четырех этажей — отель все же напоминал о близости Европы. Компактный, очень хорошо спланированный и со вкусом отделанный, он радовал почти домашним уютом и набором разнообразных услуг. Завтрак, обед и ужин можно было съесть в буфете или заказать в номер. В отдельных номерах имелся даже небольшой кухонный уголок с чайником, микроволновкой, мойкой и набором необходимой для двух человек посуды. Все продумано идеально, без излишеств и претендующей на дополнительную оплату роскоши.

Первый этаж, где расположены номера эконом-класса, вполне доступен для людей на инвалидных колясках. Вот этот дом-отель и стал центром нашей трехдневной экскурсионной «радиалки» по Псковской области.

В десяти минутах ходьбы от отеля расположен Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Перед входом в обитель стоит памятник игумену Корнилию. С его именем связан рассвет монастыря во времена Ивана Грозного, от руки которого игумен и принял свою мученическую кончину. А царь во искупление содеянного подарил монастырю большой колокол. Он и сейчас висит на звоннице.

Основан же монастырь был веком раньше в том месте, где крестьяне обнаружили «Богом зданные пещеры». Именно такая надпись, по преданию, открылась в результате оползня на склоне глубокого оврага. Пещеры — отсюда, кстати, происходит и название Печоры — существуют до сих пор. Их можно посетить даже людям на инвалидной коляске, правда, с помощью волонтера — пол и стены в пещерах песчаные, освещения нет. При входе посетителям выдают обычные церковные свечки.

Пещеры, по сути, являются монастырским кладбищем, в котором и по сей день продолжаются погребения. Точное число захоронений не установлено, но есть основания полагать, что здесь покоится более десяти тысяч человек. В течение всего года в пещерах держится постоянная температура — плюс пять градусов.

Рядом находится Успенский пещерный храм, увенчанный пятью темно-синими с золотыми звездами куполами — по аналогии с Киево-Печерской лаврой. Обнесенная крепостной стеной обитель с ее многочисленными, ухоженными и отреставрированными на сегодняшний день постройками и богатым ландшафтным парком представляет собой весьма и весьма живописную композицию. Недаром же Псково-Печерский монастырь в свое время вошел в десятку самых красивых мест России, по мнению читателей одного глянцевого журнала. А после выхода книги «Несвятые святые» он стал местом настоящего паломничества.

Ну, а нам повезло еще больше: проглядывавшее в тот день из-за облаков солнце добавляло яркости и свечения краскам и без того роскошной золотой осени. Зрелище было почти феерическо!

Совсем недалеко от Печор, в двадцати минутах езды на автобусе, находится древнейший город Руси Изборск, первым князем которого, согласно летописи, был Трувор, младший брат Рюрика. Отсюда, кстати, и понятие «Труворов крест» — могильный крест особой формы, обратившийся спустя тысячу с лишним лет в расхожий сувенир.

Сегодняшний Изборск — это небольшая деревня с центром притяжения туристов — крепостью на Жеравьей горе. Воздвигнутая в XIV веке, крепость относительно хорошо сохранилась до наших дней. Почти 900 метров стен трехметровой толщины опоясывают площадь в 2,5 гектара. Со стороны главного входа устроен так называемый «захаб» — хитроумное конструктивное решение оборонного строительства, когда между наружными воротами и основной стеной оставляли закрытое пространство, создававшее невидимую снаружи ловушку для врага. С другой стороны крепости устроен «проломный ход» — еще одна хитрость: узкий проем в стене закладывался камнями, не скрепленными известковым раствором. В нужный момент кладка легко разбиралась и проход освобождался.

Есть в крепости и потайной ход, ведущий к озеру у подножия горы. Не случайно же Изборск выдержал восемь осад крестоносцев и приобрел славу «железного города».

Круглые крепостные башни, изрезанные сеткой многогранных окон, неуловимо напоминали пчелиные соты или знаменитый дом Мельникова в Москве эпохи советского конструктивизма. Одна из угловых башен полностью реконструирована, снабжена перекрытиями и оборудована под смотровую площадку — с нее можно попасть на галерею, которой покрыта часть стены. Оттуда открывается широкий вид на окрестности, на Городищенское озеро и бывшее Труворов-городище, а также на внутреннюю часть крепости, где господствует один единственный Никольский храм

Конечно, подняться на стену маломобильному туристу проблематично, но прогуляться по крепости и послушать интереснейший рассказ экскурсовода вполне возможно.

Псковский кремль во многом похож на Изборскую крепость, но несколько моложе. Дошедшая до наших дней крепостная стена с башнями отстроена в XV веке и выглядят несколько иначе — она полностью восстановлена и перекрыта. Хуже это или лучше, чем благородные развалины, пусть каждый решает сам. Благо есть возможность сравнить.

Также, как и в Изборске, в центре кремля и над ним господствует храм — Свято-Троицкий кафедральный собор. Современный храм относится к XVII столетию: он был четвертым культовым сооружением, воздвигнутым на этом месте. Построен он, в отличие от многих каменных и кирпичных псковских церквей, из тесанной плиты, привезенной все из того же Изборска.

Собор двухуровневый. Нижний храм спокойно может посетить человек на коляске, а вот на второй этаж ведет крутая лестница. В этом главном храме тебя в первую очередь поражают белые, устремленные ввысь бесконечные колонны и между ними — семиярусный (!) резной с позолотой деревянный иконостас, доходящий до самого барабана под центральным куполом. Медленно перетекая взглядом от яруса к ярусу, задирая голову все выше и выше, ты как будто восходишь на небо. А потом спускаешься с него в полном восторге и недоумении: а где я?..

В общем, впечатляет! Даже когда на улице льет холодный октябрьский дождь.

Из Троицкого собора родом и необычный образ — икона святого Христофора с собачьей головой, писанная в XVIII веке, а ныне ставшая экспонатом Псковского музея-заповедника. Ее мы увидели на выставке под названием «Культура и искусство древнего Пскова», открывшейся в марте 2019 года. В экспозиции были представлены живопись, художественное серебро и предметы, которые редко выставляются на публике. Эта выставка, объединившая разные коллекции Псковского музея-заповедника, явилась вынужденной мерой, поскольку два главных музейных комплекса — Поганкины палаты и Дом Фан дер Флита — закрыты на реставрацию и откроются лишь к 2021 году. Но нам-то повезло: мы увидели в одном месте самые интересные экспонаты, отражающие разные грани истории и культуры древней псковской земли.

На выставке также можно было увидеть современный тип экспонатов — макеты памятников архитектуры древнего Пскова. Но это не просто макеты «чтобы рассмотреть». Это специальные тактильные архитектурные модели, которые не просто можно, но и нужно трогать руками. Они созданы для экскурсантов имеющих ограничения по зрению, и сопровождаются описаниями, набранными в азбуке Брайля.

Если двигаться от Печор почти на юг, то через полторы сотни километров можно добраться до Пушкинских гор. История этого поселка восходит к временам Ивана Грозного, когда по его приказу здесь, на Синичьей горе, был основан Святогорский монастырь, ставший форпостом русского государства. Со временем деревянные стены сменились каменными, благополучно дожившими, как и сам монастырь, до наших дней. В монастырской библиотеке и работал Пушкин, когда собирал материал для «Бориса Годунова». Позже поэт назовет эту историческую драму самым лучшим и самым любимым своим произведением.

А написано оно было здесь же, по соседству со Святогорским монастырем, в Михайловском — имении, принадлежащем деду поэта Осипу Абрамовичу Ганнибалу. Дед получил имение в наследство от отца, Абрама Ганнибала, «арапа Петра Великого». Императрица Елизавета Петровна пожаловала верному сподвижнику своего отца Михайловскую губу, в которую входило несколько имений. Сам Абрам Петрович поселился в Петровском, где ныне установлен его бюст.

Имение полностью сгорело и сегодня восстановлено по чертежам и рисункам. Восстановлен и дом самого Ганнибала, и усадьба его старшего сына, Петра Абрамовича, двоюродного деда Пушкина, с которым последний любил беседовать, живо интересуясь историей своего рода…

Несмотря на то, что Петровское восстановлено на пепелище, ощущение навязчивости, обычно присущее новоделу, отсутствует полностью. Первые этажи обоих домов доступны для маломобильных экскурсантов, как и великолепный приусадебный парк, примыкающий к большому озеру. Лишь после прогулки по этим местам именно в пору золотой осени, особенно четко начинаешь понимать, почему Пушкин так любил именно это время года.

К сожалению, обстоятельства не позволили нам добраться до Михайловского, по всей видимости оставив его посещение на другой раз. Но на месте упокоения великого поэта побывать довелось. Довелось и подняться по той лестнице, по которой поднимали гроб с его телом, и постоять в церкви, где его отпевали, и положить скромный букетик цветов к обелиску на его могиле в стенах того самого Святогорского Свято-Успенского монастыря.

Здесь, в родовой усыпальнице Ганнибалов-Пушкиных, покоятся мать, бабушка и брат Александра Сергеевича. Здесь он сам желал быть похороненным. Так и случилось, но лишь потому, что Николай I, боясь народных волнений, тайно приказал вывезти из столицы тело поэта и похоронить согласно завещанию. На погребении присутствовало всего несколько человек.

А сегодня несколько человек всегда можно увидеть у его могилы…

Знакомство с культурой Псковской земли мы продолжили за ее пределами — в Великом Новгороде. Это возможно и полезно не только потому, что культуры и исторические судьбы двух областей схожи, но и потому, что в силу событий, законов и бюрократических препон Псковские и Новгородские музеи, став обладателями культурных ценностей соседей, до сих пор не могут ими обменяться.

Отдельные произведения псковских мастеров удалось увидеть на выставке, развернутой во Владычной Грановитой палате Новгородского кремля. Палата — единственная сохранившаяся до наших дней постройка архитектурного комплекса Владычного двора, сооруженного в середине XV века — уникальный в истории древнерусской архитектуры памятник в стиле западноевропейской готики. Несколько лет назад он еще был закрыт на реставрацию, и лишь недавно стал принимать посетителей.

К великому сожалению, для людей на колясках музей так и остался недоступным.

Экспозиция ювелирного искусства V–XVII веков расположилась в одностолпном зале с готическими сводами на втором этаже палаты. Большую часть экспонатов составляли предметы драгоценной богослужебной утвари из ризниц храмов и монастырей. И это не случайно, ведь согласно Чину архиепископа Новгорода и Пскова в различных помещениях Владычной палаты за трапезой совершался чин панагии, осуществлялось архиерейское благословение, происходило облачение диаконов. Убранство архиерейских палат включало многочисленные иконы, лампады, подсвечники и паникадила, а также облачение духовенства — митры и посохи, которые спустя пять столетий предстали перед нашими глазами во Владычной палате.

А с псковскими иконами довелось снова встретиться уже на другой выставке — поистине грандиозной экспозиции русской иконописи. Далеко не каждый музей может похвастаться иконами XII века, а здесь они были! И навсегда там останутся, поскольку транспортировка столь древних крупноформатных реликвий невозможна.

Как говорится, все познается в сравнении. Именно здесь наиболее четко стали понятны отличительные черты Псковской иконописной школы. Я, например, уяснила для себя, что в псковской иконе преобладают сумрачные коричневые цвета и особый оттенок темно-зеленого, а если есть красный, то он с характерным оранжевым или розовым оттенком. Конечно, от этого маленького знания я не стала специалистом, но мой мир стал немного шире здесь и намного больше — за время всего этого путешествия.

Программа была большой, да и группа не маленькая — 25 человек, многие из которых имели ограничения в здоровье. И это приходилось учитывать. Во всех местах были заранее заказаны экскурсии и комплексные обеды в близлежащих кафе.

Заслуга блестящей организации экскурсионного турне принадлежит Екатерине Кузнецовой и Ирине Блиновой — двум деятельным дамам из МРО «Ярославский». Это объединение инвалидов уже семь раз организовывало поездки в Дивеево, ездили в Белоруссию…

С опытом приходит и мастерство. Это ведь тоже мастерство и немалое — собрать людей, найти хорошее жилье, разработать маршрут и программу, найти приемлемые кафе и договориться о меню и так далее, и так далее...

Недаром в веб-чате, созданном для информирования и общения участников, по окончании поездки появилось множество теплых отзывов, например, такой: «Благодарю Ирину Николаевну, Катю за возможность в очередной раз соприкоснуться с прекрасным, а коллектив — за понимание и дружеское отношение!», — это написала Маргарита Ландарь.

Действительно, коллектив экскурсантов оказался дружеским, дисциплинированным и неунывающим. «Большое спасибо всем, кто с улыбкой и оптимизмом выдержал все испытания», — написала в чате Ирина Блинова.

А испытания и происшествия были — без них, наверное, не обходится ни одна дорога, тем более российская. Самым безобидным приключением можно считать забытую в отеле рыбу — пять килограммов форели, пойманной одним рыболовом-любителем недалеко от Печор. Пришлось ждать, когда улов догонит нас на такси по дороге домой.

Были и поломки с многочасовым ожиданием, и мелкие ДТП. Но, как сказала одна из участниц, Фарида: «А куда без оптимизма и дружбы?! Все на позитиве, все прекрасно было!»

Хочется пожелать этим путешественникам и дальше удачи в дороге, ведь в планах на следующий год — Золотое кольцо России.
Или Казань.
А может быть, и Карелия….

Анна ПОСКАЧЕЙ