Начало
КРАМОЛЬНЫЕ МЫСЛИ В ИНВАЛИДНОЙ КОЛЯСКЕ | Печать |

Положа руку на сердце: бывая в спинальных санаториях, многие ли из вас видели излечившихся или — как у нас, спинальников-колясочников, говорят — вставших на ноги?

Вот то-то и оно!

Я за несколько десятилетий, как сел в инвалидную коляску, чего только не перепробовал и где только не побывал! Чаще всего в крымских санаториях им. Ленина, им. Бурденко, им. Пирогова. Здесь до сих пор мы встречаемся с оставшимися в живых — давними знакомцами.

Помню, как мы пытались «ходить» в громоздких ортопедических аппаратах с костылями мимо пятиэтажного корпуса санатория Бурденко, еще стоявшего в строительных лесах. С появлением первых приличных колясок этот способ передвижения теперь в диковинку, а старые друзья превратились вместе со мной просто в старых людей.

Мы, каждый по-своему, доживаем отпущенную нам длинную жизнь, приладившись к ее обстоятельствам. Не скажу, чтобы все годы мы только и занимались тем, что страдали или мучились, как часто думают о нас, «прикованных к коляскам», журналисты и другие посторонние люди. Да нет: кто-то худо-бедно работал, многие удержали прежние или завели новые семьи, продолжают воспитывать потомков или им помогать...

Вспоминаем приключения и путешествия, в том числе — не поверите! — зарубежные. И гордимся победами над превратностями судьбы. Иными словами живем, как и все — обычной, хоть и трудной жизнью.

Тем, кто научился добывать деньги, удается менять автомашины вплоть до надежных иномарок с обязательной теперь для ручного управления автоматической коробкой передач.

Меняется и главное наше «средство реабилитации» — коляски.

Как ни кляни государство и правительство, деньги на жизнеобеспечение, курорты и реабилитационную технику для тяжелых инвалидов тратятся огромные. Я прикинул, во что моя инвалидность обошлась стране. Если не считать потерь на мое многолетнее пенсионное безделье и на пусть даже половинную компенсацию моего увечья, затраты только по линии соцзащиты в чистом виде выразились в сумме около 15 млн. современных рублей.

Коляски-то меняются…

Но, к сожалению, не меняется статус их обладателей. Как ты был десятки лет назад колясочником, так им и остаешься! И, тем не менее, многие из нас зачем-то продолжают лечиться — кто упорно и не пропуская ни одной положенной процедуры, а кто нехотя и, скорее, по привычке, уверяя: «до следующего года мне хватает».

Однако хоть ты пролежал за многие годы в лечебной грязи сотни часов, хоть принял сотни ванн из разбавленной рапы Сакского озера, первая группа инвалидности, как была присвоена тебе однажды, так и уйдет с тобой в мир иной!

Признаюсь, давно меня занимает, можно даже сказать, мучает вопрос: разумно ли по своей сути санаторно-курортное лечение инвалидов-спинальников, не говоря уже о том, правильно ли оно организовано? Прежде всего, хотелось бы знать: кто, когда и с какой стати решил, что грязи и рапа действительно способны залечить поврежденный спинной мозг, соединить разорванные, сдавленные или — как у меня по первичному диагнозу — «размозженные» нейроны, дендриты и аксоны? Способны заставить парализованные конечности, кишечник, мочевой пузырь и другие органы «вспомнить» былые ощущения и движения?

Мне очень хотелось бы познакомиться с научными работами, где статистикой были бы подтверждены результаты такого лечения. Ведь перед глазами врачей прошли за многие годы десятки тысяч спинальников с разной степенью и разным уровнем повреждения спинного мозга!

И самое главное: не живем ли мы все — и врачи, и пациенты, и родственники — десятилетиями в иллюзорном мире некогда надуманного мифа? Подчеркиваю, что речь не идет об артритах и артрозах, а также не о других заболеваниях костно-мышечного аппарата или о женском бесплодии, которые, по-видимому, на самом деле успешно лечатся этими грязями…

В моей памяти сохранились времена, когда путевки в спинальные санатории давались на 48 и больше дней, и мы хвастались друг перед другом, кто сколько успел принять грязей — двадцать или больше. Надо еще учесть, что при этом каждая процедура с горячей и густой грязью длилась 40 минут, а фактически — пока дойдет до тебя очередь на помывку — выходило и до часа.

Постепенно, с годами, количество назначаемых процедур, продолжительность каждой, а также их качество (вместо густой природной грязи — регенерированная и разбавленная, вместо аппликаций — «лепешки») снижались до современного уровня. Так что итоговое время пребывания в грязи за теперешнюю короткую путевку с тех пор реально уменьшилось в 4-5 раз. Никакого научного обоснования, судя по всему, под этим не предполагается: «этого вам вполне достаточно». Все диктуется «коечной загруженностью» санатория, а в последние годы — просто определяется стоимостью конкретной путевки, что в итоге превратило лечащих врачей-неврологов в примитивных бухгалтеров.

Все же некоторые научные статьи благодаря интернету мне удалось разыскать. Не хочу здесь ссылаться на их авторов: при желании каждый может покопаться в сетях и обнаружить подтверждение тому, что я пишу дальше. Так вот: оказалось, что опытные санаторные врачи, исходя из своей многолетней практики, давно сомневались в возможности полного излечения спинномозговой травмы с помощью грязи. Или даже прямо утверждали ее бессмысленность.

Мало того, в ряде случаев отмечались серьезные противопоказания к грязелечению. По мнению медиков, к последним относятся и ранние сроки поступления в санаторий (менее одного года после травмы), и наоборот — многократное грязелечение, которое может приводить даже к разрушению оболочек нервных волокон в спинном мозге и к ухудшению состояния больных. Этим, кстати, обычно бывает вызвана наблюдаемая врачами остановка реабилитации в позднем периоде после травмы или болезни спинного мозга.

Другая нелепость связана с тем, что в санатории из года в год направляется чуть ли не половина спинальников, у которых после травмы дома не были устранены сдавливание и непроводимость спинного мозга. Врачи убеждены, что при так называемом ликворном блоке возвращение утраченных движений, чувствительности и других функций организма вообще невозможно, никакого улучшения ждать не приходится, и поэтому лечение таких больных бальнеологическими методами заведомо бесперспективно.

Тем не менее, в реальности все выглядит следующих образом: раз ты попал в спинальный санаторий — хоть в сотый раз, — то для отчетности пусть небольшое количество грязевых или рапных процедур тебе надлежит получить, иначе незачем впустую занимать «койко-место». Правда, при частном разговоре некоторые врачи скрепя сердце признают, что грязелечение не имеет смысла рассматривать как самое главное в реабилитации спинальных больных, а упомянутая практика объясняется просто бездумной рутиной.

Такой же (советской, российской?) врачебной традицией является внушение «свежим» спинальникам мысли о возможности полного исцеления «волшебной сакской грязью». Это диктуется, якобы, гуманизмом и нежеланием отнимать у тяжелых больных последнюю надежду.

На мой взгляд, профессиональным психологам, которые до сих пор почему-то отсутствуют в штате спинальных санаториев, было бы более гуманным вместо обещаний мнимых успехов исподволь подготавливать растерявшихся и дезориентированных больных и их родственников к условиям новой жизни и учить способам преодоления ее невзгод, трудностей, разочарований и депрессии.

Помню, как в начале 1970-х гг. мой лечащий врач в течение первых семи лет после травмы «промывала мне мозги» по поводу моей хорошей перспективы на восстановление. Помню, как метался в раздумьях о том, что я делаю что-то не так, и что надо менять в себе представления о будущем…

Трудно отрицать общее улучшение психологического и физического состояния людей, побывавших после домашнего заточения в другой обстановке, да еще в Крыму, да еще на всем готовом. Врачи — и те, кто не согласен с написанным выше о лечении грязью, и те, кто думает так же, как я, — едины во мнении, что бальнеологическое лечение в целом улучшает кровоснабжение и иммунитет, помогает справляться с пролежнями и трофическими язвами, грязевые тампоны облегчают опорожнение кишечника…

Да много доброго еще можно сказать о спинальных санаториях!

Но когда спинальников направляют сюда, речь все же идет не об этом: ведь те наивно мечтают о полном восстановлении — пусть не с первого раза!

Большинство спинальников не ставят себе целью с самого начала разобраться в случившемся, понять хотя бы на примитивном уровне характер нарушения в анатомии и физиологии своего любимого организма. А слепо верят всему тому, что советуют и внушают окружающие.

И все же странные мысли, а за ними и вопросы появляются у них при первом же знакомстве с «историями болезни» бывалых «курортников в колясках». Попадая в санатории и узнавая о сроках травмы у других инвалидов, они испытывают или шок или недоверие (мол, со мной все будет иначе!).

Имейте в виду, что врачам в санаториях не до серьезных разговоров о вашем конкретном случае и не до душеспасительных бесед о перспективах на будущее. У них нет времени на то, чтобы поинтересоваться вашими условиями жизни, семейными обстоятельствами, вашими тревогами и сомнениями. Им бы успеть заполнить историю болезни и назначить стандартные процедуры — те же грязевые аппликации, рапные ванны, ректальные тампоны, все то, что не превысит стоимости вашей путевки.

Все же напоследок приведу одну цитату из откровенной и честной работы давно переехавшего в Израиль и скончавшегося там старого сакского врача Г.В.Карепова, с которым я был знаком долгие годы:

«…Соглашаясь с положительным влиянием грязей на спинальных больных, необходимо четко представлять себе границы возможностей грязелечения, чтобы не впадать в крайность возведения этого метода в ранг панацеи. Применяя грязевые процедуры, можно рассчитывать только на более или менее выраженное улучшение.

Поэтому главным принципом грязелечения должно стать правило: не применять грязи, если риск неблагоприятных последствий превышает пользу, которую они могут принести. В связи с этим подлежат пересмотру показания для направления на курортное лечение спинальных больных».

К чему я клоню? Все сказанное наводит на мысль, которая многим покажется крамольной или нелепой, — о необходимости серьезного перепрофилирования так называемых специализированных спинальных санаториев с базовым бальнеологическим лечением в полноценные и разноплановые реабилитационные центры. Подобные центры создаются в крупных российских городах и сейчас. Но они лишены преимуществ приморской курортной зоны и готовой инфраструктуры.

Главной фигурой в них мне видится не невролог, как сейчас, а полноправный врач-реабилитолог. Хотелось бы, чтобы он, помимо общей врачебной практики, был обучен прежде всего специализациям психолога (или семейного психолога) и сексопатолога. Ознакомившись с характером и душевным настроем нового спинальника, он не только расскажет ему о возможных вариантах поведения и взаимоотношений в семье, но даст советы по обустройству жилища и быта, по учебе и трудоустройству, по вопросам, касающихся интимной сферы, короче говоря, станет на первое время неким гуру, особенно для молодых людей.

Хотелось бы, чтобы в таких центрах больные были хотя бы временно отлучены от своих так называемых сопровождающих, если это их близкие родственники. И чтобы таким образом одним была предоставлена возможность обучиться навыкам самообслуживания — то есть самостоятельно справляться со своими нуждами, в том числе без помощи других передвигаться на коляске и преодолевать на ней разнообразные препятствия. А чтобы другим — показаны приемы ухода за тяжелыми больными, дана направленная юридическая консультация, но главное — психологическая разгрузка и отдых от бытовых забот. Тут как раз будут очень кстати и смена домашней обстановки, и южный климат, и крымские красоты.

Занятие спортом обязательно должно входить в эту совместную программу реабилитации.

Лев ИНДОЛЕВ