Начало
«Мне нужна в жизни только победа…» | Печать |

Уважаемая редакция! Хочу познакомить читателей с записью моей беседы с ветераном Великой Отечественной войны Петром Никитичем Кузьменко.

Петр Никитич родился 11 июня 1922 года в селе Савинка Палассовского района Волгоградской области. В сентябре 1941 года добровольно ушел на фронт. С февраля 1943 года — адъютант командира 31-й гвардейской стрелковой дивизии. Участвовал в Московской и Курской битвах, в операции «Багратион», в штурме и взятии Кенигсберга, дважды ранен. Инвалид Великой Отечественной войны 2-й группы. Военную службу завершил в звании капитана.

Петр Никитич — лауреат Форума «Общественное признание», Почетный гражданин поселка Осинторф Витебской области, дипломант энциклопедии «Лучшие люди России».

— Когда началась война, 18 с небольшим лет мне было. Я в это время окончил Краснокумское педагогическое училище и был назначен директором 7-летней школы в селе Бобово ныне Первомайскиого района Волгоградской области.

Приезжает в школу секретарь райкома Лосенко и говорит: «Слушай, Кузьменко, как ты насчет того, чтобы добровольно пойти на фронт?»

Я был в запасе 2-й категории. На фронт меня могли взять только через несколько лет.

Я говорю: «Я комсомолец. Конечно, пойду».

На следующий день в районной газете было написано: «Комсомолец Кузьменко выразил согласие пойти добровольно на фронт и призывает своих сверстников последовать его примеру».

На фронте я попал в 107-й отдельный лыжный батальон, который следовал из Подмосковья в сторону города Белево. Там нас включили в 324-ю стрелковую дивизию. Мы участвовали в Московской битве. Я был пулеметчиком. Ручной пулемет Дегтярева знаете?

Что мне запомнилось? Наше подразделение наступало на населенный пункт Песочное, и пулемет противника положил всех на землю. Командир подразделения говорит, обращаясь ко мне: «Сможешь поджечь пулемет? Мы бы выполнили боевую задачу».

Я же комсомолец: «Конечно», — говорю.

Подползаю с зажигательной смесью к пулемету, снег был глубокий, размахиваюсь, поджигаю! Один пулеметчик загорелся вместе с оружием, а другой стрелять в меня начал, но так как он был ошарашен внезапностью, то я даже не был ранен…

Несколько раз спасал командира. Получилось таким образом. Я был на радиосвязи и вдруг, не знаю почему, подошел к командиру дивизии и говорю: «Вас к телефону».

Он подошел, взял трубку. Там никакого звонка нет.

Он на меня посмотрел строго, а на том самом месте, откуда я его вызвал, разорвался снаряд…

Другой случай был под Кенигсбергом. Мы находились в блиндаже, а дверь открывалась в сторону противника. Командир дивизии решил посмотреть, как там стреляют, а я подошел к нему, дернул за гимнастерку и посадил на пол.

У него покраснели глаза от гнева. А в это время за дверью блиндажа разорвался снаряд, и полетели осколки снаряда.

— Как вы оказались в репрессированных?

— Отец, беседуя с кем-то, как-то сказал: «В колхозе плохо, будем голодать». Его арестовали, нам сказали, что осудили на 10 лет без права переписки, а на самом деле расстреляли через 3 дня.

Так как мне было уже 15 лет, я тоже считался репрессированным. Вначале имел документ пострадавшего от политических репрессий, а потом получил новый, как реабилитированный.

…После войны перебрался в Москву. Тридцать три года проработал в издательстве ЦК комсомола «Молодая гвардия». Написал мемуары.

Сейчас я, по званию капитан в отставке, руковожу советом ветеранов района Царицыно. С 1997-го года живу здесь. Двадцать лет назад нас было 270 человек — сегодня осталось 12. Ищу себе замену и не могу найти, а мне, слава Богу, уже 93 года.

Видите вот эти книги на полке? Здесь и мои стоят. Я и сейчас пишу стихи. Например, такие:

 

Я хочу быть довольным собою.

Я хочу быть всегда молодым,

Только с мудростьюстарого деда.

Мне не нравится сумрак и дым,

Мне нужна в жизни толькопобеда.

 

Или вот такая шуточная
«Катюша»:

 

Все мы любим душечкуКатюшу,

Любо слышать, как она поет,

Из врагов вытряхивает душу,

А друзьям задору придает.

Разлетелись головы и души,

Дрожь колотит, трепетнад рекой,

Это наша милая Катюша

Немчуре поет за упокой.

 

Рассказ ветерана записал

Никита ГОТОВЦЕВ,
член клуба молодых инвалидов «Арго» Ховрино

г. Москва